Русское Движение

Национальный вопрос в Прибалтике: терминологическая путаница против России.

Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 

На фоне украинского кризиса дополнительную важность приобретает прибалтийский вопрос. Его неизбежно предстоит решать, исправляя последствия национальной политики прибалтийских стран, в том числе - и прежде всего! - наводя порядок в терминологии. Это необходимо не потому, что здесь ставится задача достичь академической упорядоченности, а потому, что усугубившиеся там с конца 1980-х гг. процессы имеют, как и на Украине, концептуальные причины, являющиеся наследием советской эпохи, и эта терминологическая путаница работает против России и всего Русского Мира. Поэтому расставим все по своим местам.

Наука, которая изучает общество как целое, называется социологией. Если же мы берем за основу этнос, на базе которого исторически развертываются другие типы общества (производные от него), то это уже ЭТНОСОЦИОЛОГИЯ. Она оперирует с понятиями, которые для прибалтийского вопроса имеют первостепенное значение. Базовым понятием является этнос (греч. εθνος, от корня «εθ» - населенная местность, но сельского типа, а не город, т.к. город - это πολις, полис). ЭТНОС - это человеческая общность, характеризуемая тремя признаками:

1) общим языком;

2) общим происхождением (точнее, уверенностью в нем, ибо доказать общность происхождения зачастую весьма трудно);

3) общим культурным кодом (религия, быт, традиции и др.).

Обратим особое внимание, что в атрибутах этноса нет биологического и территориального признаков, потому что, во-первых, этнос - понятие культурное, а не биологическое, и его нельзя смешивать с расой, делящей людей по биологическим признакам (ведь от того же корня «εθ» происходит εθος - «этос», от которого образовано «этика», имеющее культурный смысл, а биологический смысл несет греч. γενος, генос), а во-вторых, факт рождения «по территории» не всегда (хотя и чаще всего) означает принадлежность к какому-то этносу. Человек, родившийся на территории Латвии, не обязательно латыш.

Так как этнос в чистом виде почти не встречается, а выступает как наиболее глубинный и бессознательный пласт общества, то правильнее вести речь об ЭТНИЧНОСТИ, т.е. ощущении принадлежности к какому-то этносу (этнической группе).

Какие этнические группы живут в прибалтийских странах? Это эстонцы, латыши и литовцы, сосредоточенные каждый в своем государстве, и русские, живущие ВО ВСЕХ ТРЕХ странах. Этнический состав выглядит следующим образом (по данным открытой книги фактов ЦРУ):  

Эстония: эстонцы - 69%, русские - 28%.

Латвия: латыши - 61%, русские - 32%.

Литва: литовцы - 84%, русские - 6% (к русским везде причислены этнически близкородственные белорусы и украинцы).

Отсюда следует ПЕРВЫЙ ВЫВОД: официально население прибалтийских стран на 2/3 состоит из этнических групп эстонцев, латышей и литовцев и чуть менее, чем на 1/3, из русских.

Далее, можно ли говорить об отдельных народах, живущих в своих государствах? На первый взгляд, да, конечно. Но здесь не все так просто. Для этого нужно разобраться, что такое народ? В европейских языках нет точного аналога русскому слову «народ», но наиболее близко к этому греч. λα?ς, которому более всего соответствует немецкое «das Volk» (однокоренное ему - «полк»).

НАРОД - это единый организм, ясно осознающий общность своей исторической судьбы, отдельной от всех прочих народов. Это как бы ополчение, творящее свою историю (в контексте войны в Донбассе не стоит, однако, абсолютизировать военную составляющую, хотя она и важна). Народ - явление историческое. Поэтому народ обычно имеет свое государство, в которое могут входить многие этносы. Именно таким государством всегда была Россия.

Применим теперь это к Прибалтике. Есть ли здесь свои этносы? Да, это эстонцы, латыши, литовцы. Есть ли здесь отдельные государства? Да, Эстония, Латвия, Литва. Но есть ли здесь сложившиеся эстонский, латышский и литовский народы? Парадоксально, но - НЕТ. И вот почему. Все эти страны очень быстро вымирают именно с тех пор, когда они получили характерные для народов отдельные государства, потеряв за 20 лет почти 25% своего населения. Это самый убедительный признак отсутствия в них сложившихся народов.

Некоторые говорят, что они веками стремились к обретению независимости от остальной России. Но что же получается: обретя ее, они тут же начали стремительно вымирать. Так может, не так уж и стремились? Или нет никаких отдельных (от русского) народов? Или это вовсе не независимость? Думаю, что все вместе.

Этносоциологический анализ позволяет становить следующий поразительный факт: в Прибалтике есть особые коренные этнические общности, но нет сформировавшихся на их основе народов. Это доказывается тем, что в отрыве от остальной России они оказались нежизнеспособны, провалив экзамен на присущую народам самостоятельность. Значит, они не мыслят себя как отдельные народы, т.е. исторические акторы. Это именно прибалтийские ЭТНОСЫ, могущие жить только как часть полиэтнического русского народа в составе единого государства. Их трагичность во многом обусловлена тем, что они проживают на линии цивилизационого разлома между русской и западной цивилизациями, ни там, ни там не являясь полностью своими. Но их нахождение в составе СССР в сравнении с ЕС доказывает, что единственный шанс прибалтийских этносов на выживание - это воссоединение с русским народом в едином государстве. Этот факт не является для них унизительным, а лишь свидетельствует о том, что эти этносы не стали народами, как, например, не стали отдельным народом малороссы, частично сподобившись лишь на политических украинцев. Этнос не всегда становится народом.

Таким образом, ВТОРОЙ ВЫВОД состоит в том, что в Прибалтике эстонский, латышский и литовский этносы не стали историческими народами, но получили атрибут народа - отдельные государства. По этой причине, получив то, до чего они исторически не дошли, они и не сумели этим воспользоваться, отдав его в американские руки в обмен на русофобию, которая, как некоторым кажется, приближает их к «национальному возрождению». Все это напоминает обман, который совершали европейцы с индейцами Америки, получая реальное золото в обмен на бусы, колокольчики и прочие безделушки просто потому, что индейцы не знали цену золоту. Точно так же «прибалтийские индейцы», не зная цену собственному государству, с наивностью дикаря отдали его в руки дяди Сэма, получив от того «колокольчик» русофобского звона.

В первой части этой темы было установлено, что в Прибалтике проживают этнические группы эстонцев, латышей и литовцев, которые составляют большинство в своих государствах, но они так и не сложились в народы, и поэтому, получив присущие народам отдельные государства, отдали их в американские руки, а сами стали быстро вымирать.

Теперь рассмотрим собственно «национальный вопрос», ведь прибалтийские нации провозглашаются с таким пафосом. Чтобы понять, что их нет и быть не может, нужно разобраться, что такое нация, но - отделавшись от советских определений.

НАЦИЯ - это европейский термин, возникший в Новое время в процессе распада европейских империй и означающий особое ПОЛИТИЧЕСКОЕ образование, сложившееся вокруг буржуазной государственной политической системы. Нация характеризуется такими признаками:

1) индивид, гражданин (горожанин) как главный субъект общества,

2) общественный договор, по которому эта нация существует (чаще всего оформленный как «Конституция»),

3) четкие административные границы, в пределах которых этот договор действует.

Таким образом, если этнос - органическое, народ - историческое, то нация - исключительно политическое явление, не имеющее никакого отношения к происхождению или к крови. Во французском языке есть устойчивый термин «Еtat-Nation», «государство-нация», показывающий, что нация неразрывно связана с политической системой государства. Нация - это как бы политическая сборка граждан-индивидов, живущих на основе общественного договора в строгих административных границах. Она характерна только для капиталистического общества, возводящего хозяйствование в культ и отрицающего духовную миссию государства.

К сожалению, этот термин вошел в советскую науку по идеологическим мотивам и стал применяться ко всем обществам по той причине, что марксизм свято верил в неизбежность последовательной смены т.н. «общественно-экономических формаций». Все этносы и народы в марксизме обязательно должны пройти стадии первобытного строя, рабовладения, феодализма и капитализма, чтобы перейти наконец к социализму. Поэтому и понятие «нация», характерное лишь для буржуазных европейских обществ, стало применяться ко всем подряд, обозначая то этнос, то народ, то собственно нацию, чтобы подчеркнуть этот капиталистический этап в их развитии. И до сих пор в наших головах по инерции властвуют еще советские определения, которые использовались из идеологических соображений.

На самом деле анализ термина «нация» позволяет однозначно установить, что в Прибалтике нет никаких наций, поскольку:

1) в Прибалтике не сложилось полноценное буржуазное общество с субъектом-индивидом, хотя из всех республик СССР они являются наиболее вестернизированными,

2) общественного договора граждан прибалтийских стран нет и никогда не существовало, поскольку их конституции являются калькой с европейских и не выкованы в исторической борьбе с другими государствами (а только так нации и возникали),

3) административные границы просто достались от СССР, и будь они чуть другими в составе СССР, сейчас эти страны имели бы совершенно другие территории.

Снова повторюсь: это говорит не о том, что эти страны неполноценны, а о том, что в них нет наций, как нет наций ни в одной (!) республике бывшего СССР. Да, есть элементы политической нации в крупных городах, где граждане чувствуют именно свое политическое единство, скрепленное общими экономическими интересами. Просто нам не нужно мыслить советскими штампами, что «нация - это высшая форма...» и т.д. Это не высшая, а просто ПОЛИТИЧЕСКАЯ форма. Нужно перейти от пафоса к анализу - и тогда все становится ясно.

Население прибалтийских стран состоит в основном из коренных этнических групп эстонцев, латышей и литовцев, не являющимися сложившимися народами, а тем более нациями.

Но как же быть с национальностями? Давайте разберемся.  «Национальность» - это специфически советский  термин, обусловленный марксистско-ленинским идеологическим мышлением. В западных языках слово «nationality» означает принадлежность к государству-нации, т.е. ГРАЖДАНСТВО, ведь современные западные государства сформировались именно как политические нации. К нам же термин «национальность» был привнесен с капиталистического Запада (согласно марксизму, все народы на пути к социализму должны пройти эту стадию), но стал означать этничность (ибо в классическом понимании национальности СССР тогда должен был распасться на множество национальных государств).

Кстати, в миграционной карточке при въезде в РФ есть графа: «гражданство/nationality». И это абсолютно верно, просто мы по инерции неправильно используем термин «национальность». Но, делая это, мы копаем яму под самих себя. В советское время, когда мы назвали все наши этносы и этнические группы национальностями, мы как бы дали им зеленый свет на строительство своих еtat-nation, государств-наций. И до сих пор под нами тикает эта мина замедленного действия, ведь мы продолжаем считать Россию «многонациональным государством», тем самым предполагая множество потенциальных государств на нашей территории. В 1991 г. эта мина уже взорвалась. Хотим ли мы повторить это снова?

Но страны Прибалтики почему-то не считаются многонациональными. Наблюдается поразительная картина: «МНОГОнациональность» существует только в смысле «ОТ России». Когда кто-то отделился, то он уже просто «национальный», как, например, страны Прибалтики. Эта терминологическая путаница является вреднейшим концептуальным вирусом. И отторгнутые от нас окраины им пользуются! А почему бы и нет? Ведь мы сами блуждаем в трех соснах.

Вот простой пример. Какая национальность живет в Латвии? Латвийцы, т.е. граждане Латвии (вопрос «неграждан» опустим, он уведет нас в сторону). А вот этносы: латыши, русские и др. Обратите внимание: латыши - это этничность, а латвийцы - национальность/гражданство. Мы путаем эти понятия, и для нас оказывается, что в Латвии живут не латвийцы-граждане Латвии, а только этнические латыши, поэтому мы сами прокладываем дорогу прибалтийским странам к этнократии, к тому же закрепленной использованием термина «национальность», подразумевающим: 1) ОТДЕЛЬНОЕ государство (исходя из классического смысла())пример, страны Прибалтики.  ики осто националный" ); 2) ЭТНОКРАТИЧЕСКОЕ государство (исходя из советского отождествления национальности с этничностью ())пример, страны Прибалтики.  ики осто националный" ). Смешав эти два смысла, мы сами загнали себя в концептуальный тупик. Вот и получается, что страны Прибалтики, при поддержке нашего собственного непонимания, впали в русофобскую этнократию. «Латвия - для латышей» - это для головы, не могущей отличить реальный этнос (латышей) от виртуальной политической нации латвийцев.

На основании сделанного этносоциологического анализа можно сделать два концептуальных вывода:

1. В прибалтийских странах нет отдельных сложившихся народов (а тем более политических наций), а есть эстонский, латышский и литовский этносы, оторванные от единой исторической общности - полиэтнического русского народа - и поэтому вырождающиеся.

2. Для воссоединения Прибалтики с остальной Россией необходимо все прибалтийские «национальности» называть этносами. Тогда «национальные культуры» станут этническими, не предполагая никакого сепаратизма в виде отдельных этнократических государств, а «национальный состав» станет этническим составом, каковым он и является.

Таково в общих чертах терминологическое решение прибалтийского вопроса в Евразийском Союзе.

РНЛ, Евгений Чернышёв, Донецк